Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:37 

Ночной гость

leasel
Стоять на голове для девочки ваших лет в высшей степени неприлично!
Любава21, дорогая, это для тебя. Я долго думала о том, как ДарвинБлейк вообще мог бы выглядеть... Потом почитала о них в интернете (особенно о Блейке) и поняла, что да. Тут есть, чем проникнуться.
Надеюсь, тебе понравится.

Можно читать как джен, можно как преслэш.

Red Sally, спасибо тебе большое, ты мне очень помогла :))))

Название: Ночной гость
Автор: leasel
Бета: Red Sally
Фандом: дозоры
Размер: мини, 1300 слов
Пейринг/Персонажи: Эразм Дарвин|Уильям Блейк
Категория: джен
Жанр:
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Как известно из "Нового Дозора", Эразм Дарвин дружил с Уильямом Блейком. Тот не был Иным, но отличался одной особенностью: он умел отличать Иных от людей. Это фик о начале их нежной дружбы.
Примечание: Уильям Блейк на самом деле всю жизнь страдал галлюцинациями видениями.
Размещение: только ссылкой


Ветер шуршал в кустах под окнами. Пели соловьи. Уильям нахмурился: наверное, не дают Кэтрин спать, и бедняжка опять лежит в постели с широко открытыми глазами. Ночной колпак сбился, на мокрых висках блестят капли от головной боли. Тяжело.

Уильям отложил перо. Ночь, бесценные часы вдохновения и размышления, утекала, а он не продвинулся ни на строчку. Образы божьего храма ускользали от него, а перед глазами плыли исхудавшие руки жены. Уильям взял пачку бристольских листов и поднялся в спальню.

Кэтрин на самом деле не спала. У изголовья стоял нетронутый стакан воды, и там же лежала раскрытая Библия. Блейк присел на край постели и провел ладонью по ее волосам, в которых таились серебряные нити. Она посмотрела запавшими, измученными глазами и кротко попросила:

— Не тревожься, Уильям.

Угольными карандашами Уильям сделал набросок ее усталого лица, и она попросила:

— Дай посмотреть.

Он протянул ей лист, и она вздохнула:

— О, Уильям, я вовсе не так больна, — жена улыбнулась. — Это всего лишь легкая головная боль. Я засну, и она пройдет.
— Хорошо. Спи, мой ангел.

«Легкие» головные боли жестоко мучили его жену уже давно. Раньше с ними справлялся господин Дарвин, врач исключительного таланта, гордость Англии. Про него говорили, что он кудесник.

Уильям знал, что это правда. Кудесник. Точнее, демон. Уильям увидел неизгладимую печать зла на его лице, когда привел жену к нему на прием. Но Уильям также видел, как голова бога свисает с небес и из нее изливается райская песня, как танцуют черти на крышах Лондона, и как горящая кошка ходит вверх ногами. Некоторые озарения стоило держать при себе.

Да и кто кроме Господа отличил бы, где в них правда, а где ложь, и стоит ли отказывать хорошему доктору из-за своих грез.

Впрочем, все это неважно. Господин Дарвин вот уже год, как мертв, и головные боли Кэтрин вернулись, с каждым приступом становясь все хуже.

Уильям спустился к буфету, плеснул себе на один палец виски и разбавил водой. Может быть, удастся заснуть, несмотря на тихие всхлипы жены под боком.

По дому прошел шелест и будто легкий порыв ветра. В дверь трижды громко и требовательно постучали. Рука потянулась к связке ключей на поясе. Уильям накинул поверх домашнего платья халат, зажег свечу и отозвался: «Иду».

Может, сбился с дороги запоздалый путник, или бесприютная душа ищет помощи.

Уильям отворил дверь и вздрогнул. Со свечи сорвалась капля, горячий воск обжег руку. Страх сковал горло, Уильям потерял дар речи. Видения посещали его и раньше, но впервые они стучали в дверь.

В саду стоял господин Дарвин. Сказав «добрый вечер», он протянул Уильяму тонкую черную трость, и Уильям машинально взял ее.

Господин Дарвин, точнее его призрак — ведь господин Дарвин мертв и похоронен в Бредсколле — вошел внутрь. Мерцающий огонек свечи придавал его лицу неприятное, зловещее выражение, и Уильям поймал себя на том, что рассматривает его зубы. Дарвин благодушно рассмеялся и хлопнул его по плечу.

Наваждение рассеялось.

Уильям отступил на шаг, принимая у гостя пальто. Господин Дарвин изрядно помолодел и похудел. Он весил не больше двухсот фунтов, а Уильям помнил его в годы, когда под ним трещал и прогибался пол. Уильям принял бы Дарвина за его сына, если бы не печать зла, оставшаяся на его круглом лице.

— Простите, что так вторгаюсь, — Дарвин снял шляпу и бережно отряхнул ее от капелек воды. — Проезжал мимо, вспомнил про старую пациентку. Решил заглянуть, проверить, как она.
— Не очень хорошо, мне кажется.
— Правильно кажется, — согласился Дарвин, устремив глаза к потолку, прямо к тому месту, над которым на втором этаже стояла кровать. — Но это ничего... Все вполне исцелимо. Я рад, что заглянул.

Уильям похолодел и сдвинулся так, чтобы оказаться между гостем и лестницей. Пусть Дарвин никогда не просил в уплату его душу, спокойно обходясь дублонами, пришел он явно за ней.

Но Кэтрин ему не забрать. Не имеет права. Это Уильям с первого взгляда догадывался, с кем имеет дело, и заслужил низвержение в ад за сотрудничество с нечистым. Но бедняжка Кэтрин о подозрениях Уильяма никогда не знала, и греха на ней нет.

— Уильям, дорогой, давайте проясним раз и навсегда. Я не дьявол и даже не один из его подручных. Ни вам, ни вашей очаровательной супруге от меня ничего не угрожает, — Дарвин улыбнулся и нетерпеливо постучал по руке снятыми перчатками. — Да не сдвигайтесь с лестницы, если не хотите, упрямый вы человек. Я уже закончил. Ваша жена мирно спит, и завтра проснется бодрой и здоровой.
— Спасибо.
— Я бы не отказался от глоточка виски, — доверительно признался Дарвин. — Августовские ночи довольно прохладны.

Уильям провел его в гостиную и зазвенел стаканами. Страх постепенно отступал. За жизнь люди с печатью зла встречались Уильяму не раз, не могли же они все быть дьяволом. Ведь дьявол, в конце концов, всего лишь один.

— Здравое рассуждение, — похвалил его Дарвин

Он с любопытством озирался по сторонам.

— Простите за скудность обстановки, — с досадой извинился Уильям за старую мебель и потертую обивку. — Вы, наверное, привыкли совсем к другому.
— Я привык к разному, — сказал Дарвин и сел в кресло у камина. Уильям опустился в соседнее.

В камине потрескивал огонь. По гостиной разливалось приятное тепло. Жаль, что бумага осталась наверху, можно было бы нарисовать голову призрака. Уильям отхлебнул. Ничего, он сделает это позже, по памяти.

— Что было с моей женой?
— Просто небольшой сгусток крови в одном сосудике, — Дарвин вздохнул. — Такая маленькая, скучная штучка, а такая опасная. Вы, Уильям, другое дело, — глаза Дарвина блеснули жадным блеском. — Вы гораздо более интересный пациент. Знаете, я даже не представляю, что позволяет вам нас видеть.
— Кого — вас? — уточнил Уильям.
— Нас, Иных. Магов, вампиров, оборотней, — Дарвин неопределенно махнул стаканом, — ведьм...

Уильям сморгнул.

— Все они существуют?
— Да.
— А ангелы? Те, у которых лица светятся... Они тоже существуют?
— Это вы так видите Светлых. Они не ангелы, но они определенно существуют, — пробормотал Дарвин.

Бутылка виски опустела, хотя Уильям Дарвину почти не помогал. Уильям встал и достал из буфета следующую. На буфете, молитвенно сложив руки, сидел ангелочек с золотыми волосами. Когда пальцы Уильяма сомкнулись на бутылке, он укоризненно покачал головой и его крылышки печально качнулись. «Это не мне, — шёпотом объяснил Уильям. — У меня гости».

— Вы знаете, я мог бы с этим что-то сделать. Но ведь вы сами не захотите, — сообщил Дарвин, когда Уильям вернулся. — Или хотите?

Дарвин поднялся с пустым бокалом в руках. Подошел вплотную. Уильям видел, как пляшут отблески огня в зрачках его глаз.

— Хотите завтра проснуться здоровым, Уильям? Ни видения, ни пустые страхи, ни тревога больше не будут беспокоить вас. Глаза и уши не будут врать вам... во всяком случае, не больше, чем остальным. Стихи... — Дарвин помедлил, — стихи, возможно, пострадают, а жаль... Признаться, я большой почитатель вашего таланта.
— Господин Дарвин, спасибо, но я вполне здоров, — оборвал его Уильям.
— Значит, не хотите?
— Нет.

Слова про здоровье были ложью, и оба знали это.

Пухлые губы Дарвина раздвинула улыбка. Колдун или, как он себя назвал, Иной хлопнул Уильяма по плечу и воскликнул:

— Ну и правильно! Кому оно нужно, это душевное здоровье, когда есть прелестная жена, верная друзья и покровительство муз. Пишите, Уильям, и пусть здоровые завидуют вам, что они не больны...

Потом он вздохнул и покачал головой:

— Однако, мне пора. Я оставлю вам свой новый адрес, — Дарвин положил на каминную полку записку и придавил ее бюстиком Сведенборга. — Пишите мне, если ваша жена снова занедужит. И просто пишите.

Он накинул на себя пальто, и Уильям вышел вслед с ним в сад.

Ветер унялся, листья на кустах висели мокрые и недвижимые. Птицы давно умолкли и заснули. Уильям и его странный гость шли вдвоем по заросшей травой дорожке. В ночном небе горел город, и камень сыпался с его стен им на головы. Поборов смущение, Уильям спросил:

— Так вам нравится моя поэзия?
— О да, — энергично кивнул Дарвин.
— Что же у вас любимое?
— Не могу сказать и лишить вас удовольствия открыть его, — Дарвин улыбнулся, положил руку на плечо Уильяма и лукаво сказал: — Понимаете, Уильям, мое любимое вы еще не написали.




@темы: дозоры, фанфики

URL
Комментарии
2014-08-27 в 10:30 

Любава21
Злостный слэшер
:squeeze:
очень очень понравилось, спасибо тебе :white::white::white:

2014-08-27 в 12:15 

Dec
В этом мире нет случайностей — есть только неизбежность.
Атмосферно получилось. Понравились трогательные отношения Блейка с женой.
Но преслэша не увидела. Мне показалось, что Дарвин видит в Блейке больше талантливого и хорошего человека, чем кого-либо ещё. Поэтому так беспокоится о благополучии его жены Кэтрин.

2014-08-27 в 14:00 

leasel
Стоять на голове для девочки ваших лет в высшей степени неприлично!
Любава21, я рада :)
Dec, спасибо :)
джен или преслэш - в глазах смотрящего, я за свободу трактовки )))

URL
2014-09-19 в 01:35 

Очень красивое произведение, оно так атмосферно и изящно, автор)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник leasel

главная